Comment

  • facebook
  • twitter
  • Войти
  • Рекламодателям | 
  • О проекте | 

Вторник, 30 мая 2017
Последнее обновление - 20:15 
Главная Видеокарусель Алмазбек Шаршенович, зачем Вы обманываете людей?
 

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Алмазбек Шаршенович, зачем Вы обманываете людей?

11-08-2016 16:39 Автор: COMMENT.KG - www.comment.kg

Директор ОсОО «Адвокатская контора Медетбекова», кредитор ОсОО «Ареопаг-Бишкек» Ренат Медетбеков задал Президенту Кыргызской Республики Алмазбеку Атамбаеву третий открытый вопрос.

Третий открытый вопрос Президенту Кыргызской РеспубликиПолный текст вопроса:

Президенту Кыргызской Республики Алмазбеку Атамбаеву

Копия для сведения:

Фракции Жогорку Кенеша «СДПК», «Республика – Ата-Журт», «Кыргызстан», «Онугуу-Прогресс», «Бир Бол», «Ата Мекен», Премьер-министру, Генеральному прокурору, Директору Антикоррупционной службы ГКНБ, Государственная служба по борьбе с экономическими преступлениями при Правительстве, Главное следственное управление МВД, Министру экономики, Верховный суд Кыргызской Республики, судебная коллегия по административным и экономическим делам Бишкекского городского суда в составе судей Горшковской, Исабаева, Албановой, Межрайонный суд города Бишкек, докладчику в Совете судей Кыргызской Республики по дисциплинарному делу судьи Верховного суда Кыргызской Республики Акматова Б.Дж. Осмоновой Ч.О., www.comment.kg

Третий открытый вопрос Президенту Кыргызской Республики

Laws grind the poor, and rich men rule the law.

- Oliver Goldsmith, The Traveler

Поправки в Конституцию по Конституционной палате

Уважаемый Алмазбек Шаршенович! На пресс-конференции в Чолпон-Ате 1 августа 2016 года Лариса Ли из «Kloop.kg» задала Вам вопрос: «Поправки в Конституцию предлагают Конституционной палате направлять заключение Президенту и Жогорку Кенешу в случае, если какой-то из законов, по мнению судей, идёт вразрез с Конституцией. Можно ли говорить о независимости судей Конституционной палаты от других ветвей власти в таком случае (цитирую по видеозаписи, опубликованной на сайте «АКИpress», 01:50:29)?»

Вы ответили ей: «Когда Вы говорите про Конституционный суд, Вы всё-таки до конца говорите. Зачем Вы обманываете людей-то? Люди ж эти поправки не видят, верят Вам некоторые. К сожалению, верят Вам. А Вы заведомо их обманываете. Последнюю точку ставит Конституционный суд. Другое дело, что, да, мы делаем ему труднее возможность поменять, какие-то поправки внести, потому что, я Вам открыто скажу, в Конституционный суд, так получилось, пошли люди, которые не прошли в Верховный суд, арбитражный суд, и уровень некоторых меня шокировал. И это подтверждает, вот, последнее высказывание экс-президента Конституционного суда Сооронкуловой на форуме, вот этом, как его, где она говорила, что надо, там, менять власть и так далее, призывала к свержению власти. Вы знаете, там такая ситуация, что 11 человек, могут собраться 6 человек и поменять Конституцию. Я в 10-ом году видел, как представители некоторых зарубежных стран, которым мы потом запретили въезд сюда, ходили с дипломатом, раздавали деньги, чтоб тот или иной закон поменяли, или голос за того или другого отдали. В конце концов, меня просто пугает возможность того, что 6 человек соберутся, из них там троих купят, и они чёрти что нам могут поменять. Если бы, вот, по биометрическим выборам, с применением биометрии, если бы Генеральный секретарь ОБСЕ Хавьер Солана не поддержал эту идею, вот, эти сооронкуловы разные в Конституционном суде нам её «зарубили» бы: там было большинство за то, чтобы проводить выборы, как прежде, при Акаеве, при Бакиеве. То есть, мы получили бы митинги и бардак в стране. Вот этого Вы и хотите, ваш сайт этого хочет. Поэтому Вы обманываете людей. Вы пишите до конца. Точку ставит суд Конституционный. Но он ставит уже: если и Президент «против» и парламент «против», то Конституционному суду придётся ставить точку тремя четвертями голосов, а не там четверо из шести. И Вы пишите правду, я Вас прошу. Нельзя настолько ненавидеть свою страну и настолько видеть во всём только плохое (01:51:50)».

Ваш ответ напомнил мне поведение председательствующего в заседании Верховного суда Кыргызской Республики судьи Акматова Болотбека Джусупбековича 3 июня 2015 года по делу в ходе проведения процедуры процесса банкротства ОсОО «Ареопаг-Бишкек», возбуждённому по моему заявлению. Заявление было подано мной, кредитором ОсОО «Ареопаг-Бишкек» Медетбековым Р.А., о преднамеренном увеличении ЗАО «БТА Банк» неплатёжеспособности ОсОО «Ареопаг-Бишкек» и завышении суммы предъявленной к ОсОО «Ареопаг-Бишкек» и погашенной первым специальным администратором ОсОО «Ареопаг-Бишкек» Дуйшембиевым Рахатбеком Токталиевичем претензии в части 110 147,14 долларов США. В Верховном суде Кыргызской Республики дело проверялось в период с 23 апреля по 3 июня 2015 года по надзорной жалобе ЗАО «БТА Банк», которую банк подал на определения судов первой и второй инстанций, которые поддержали моё заявление.

Поведение председательствующего Акматова

На сайте www.comment.kg я выложу весь ход судебного разбирательства в звуке без купюр, чтобы Вы могли видеть все нарушения председательствующего Акматова, но сейчас опишу лишь некоторые из них, которые необходимы для того, чтобы я мог задать Вам третий открытый вопрос.

Судебное заседание представляло собой цирк, шоу, целью которого было удовлетворение надзорной жалобы ЗАО «БТА Банк». Единственным препятствием на этом пути было моё участие в процессе. В соответствии с пунктом 2 статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Кыргызской Республики в случае возражения кого-либо из лиц, участвующих в судебном разбирательстве, против действий председательствующего эти возражения вносятся в протокол судебного заседания, и председательствующий даёт разъяснение относительно своих действий. Поскольку заседание велось с нарушениями, на 50-ой секунде я поднял руку для заявления возражений против действий председательствующего, но Акматов осадил меня, заявив, что я нарушаю порядок в заседании: «Так, минуточку! Если Вы не дадите нам нормально вести заседание, я просто выставлю Вас и всё! Сразу предупреждаю Вас! Руку опустите, пожалуйста!»

В соответствии с пунктом 1 статьи 165 Гражданского процессуального кодекса председательствующий объявляет состав суда, сообщает, кто участвует в качестве секретаря заседания, и разъясняет лицам, участвующим в деле, их право заявлять отводы. Если бы Акматов выполнил это требование закона, то в соответствии со статьями 17, 20 и 21 Гражданского процессуального кодекса я бы первым встал и заявил мотивированный отвод составу суда. После этого суд заслушал бы мнение других участников процесса по заявленному отводу, включая Касымову Гулжан, являвшуюся моим соучастником в деле, которая поддержала бы моё заявление об отводе. Но Акматов этого не хотел. Он хотел, чтобы в протоколе заседания и определении об отказе в удовлетворении отвода значилось, что я был единственным, кто требовал отвода суда.

Что сделал Акматов

Он не стал разъяснять участникам их право заявлять отводы, а на 7-ой минуте 15-ой секунде просто стал поочерёдно поднимать каждого участника и задавать ему вопрос: «Составу суда доверяете?». Я в этой очереди, естественно, был на последнем месте. Встать и заявить отвод раньше, чем Акматов обратится ко мне с вопросом, я не мог, потому что, как я уже показал выше, Акматов сказал бы мне: «Так, минуточку! Если Вы не дадите нам нормально вести заседание, я просто выставлю Вас и всё! Последний раз предупреждаю Вас! Присаживайтесь!»

Мой соучастник Касымова Гулжан была в этой очереди передо мной. Все манипуляции, которые Акматов собирался с ней проделать, я знал наперёд, потому что в одном из предыдущих заседаний, когда Акматов дошёл до неё с таким вопросом, и она ответила ему, что она не доверяет суду, он потребовал от неё: «Обоснуйте!» Когда она затруднилась обосновать отвод, он сказал ей: «Раз у Вас нет обоснования, значит, Вы доверяете суду. Садитесь!»

Чтобы этого не повторилось, учитывая, что основания для отвода имелись до начала заседания, эти основания также были сложны для объяснения, перед заседанием мы с Касымовой Гулжан договорились, что, когда Акматов дойдёт до неё и потребует обоснование, она поручит его мне. Мы так и сделали. Во время заседания я шептал Касымовой Гулжан: «На меня переведите. Мне поручите выражение недоверия». Акматов стал препятствовать нам с Касымовой Гулжан в реализации наших прав, стуча по столу: «Так, Медетбеков, ещё одно замечание, я Вас выставлю за дверь! Вы здесь не суфлёр. Вы здесь представляете свои интересы. Понятно Вам? И, пожалуйста, не надо мешать другим выступать! Хорошо? Я нормально объяснил? Если ещё раз сейчас будет Вам одно замечание, я Вас выставлю за дверь! Всё! Присаживайтесь!»

Акматов ненормально объяснил

Мешал я Касымовой Гулжан или не мешал, могла сказать только сама Касымова Гулжан. Акматов не суфлёр. Он выполняет свои обязанности председательствующего. Он не может запрещать участникам совещаться между собой по возникающим в ходе заседания вопросам, в том числе по вопросу обоснования отвода суду. Когда я открыл для Касымовой Гулжан Гражданский процессуальный кодекс, чтобы она могла обосновать даваемое мне поручение, Акматов единолично распорядился: «Так, Медетбеков, покиньте зал!»

Пока секретарь заседания Рафик Токтогазиев бегал за солдатами, Акматов говорил мне: «Здесь Вам не цирк, не шоу. И поэтому будьте добры подчиняться общим правилам. Пришли свои права защищать – защищайте достойно».

Таким образом, судья, который за 10 минут совершил в отношении меня массу нарушений, учил меня достоинству.

Так же, как Вы учите Ларису Ли честности

Во-первых, Конституционная палата действует в составе Верховного суда Кыргызской Республики, арбитражных судов в Кыргызской Республике нет. Если люди, которые пошли в Конституционную палату, не прошли в Верховный суд, куда только Вы представляете кандидатуры, или межрайонные суды, куда только Вы назначаете, и Вас шокировал их уровень, тогда зачем Вы представили этих людей для избрания в Конституционную палату?

Во-вторых, на каком основании Вы экстраполируете уровень Сооронкуловой на остальных судей Конституционной палаты, отказывая им в способности решать вопросы без поддержки со стороны Генерального секретаря ОБСЕ?

В-третьих, как Вы узнали, что при рассмотрении вопроса по биометрии в Конституционной палате большинство было за то, чтобы «зарубить» биометрию и проводить выборы, как прежде, если такое решение могло быть принято только в совещательной комнате, а оно не было принято?

В-четвёртых, если Вы сознаёте, что люди не видят предлагаемые поправки в Конституцию, а некоторые верят лишь в то, что им рассказывают, тогда почему 9 августа 2016 года в интервью «АКИpress» руководитель Вашего аппарата Фарид Ниязов убеждал публику в том, что народ всегда имеет право вносить поправки в Конституцию?

В-пятых, когда Вы говорите про Конституционную палату, Вы всё-таки до конца говорите. Зачем Вы обманываете людей-то? Я тоже не видел эти поправки, но я слушаю, что Вы рассказываете про них. Да, судя по Вашим словам, Вы делаете Конституционной палате труднее поменять, какие-то поправки внести (тремя четвертями голосов), но только в том случае, когда в неё будут обращаться граждане. А когда в неё будут обращаться Президент и парламент, ей будет по-прежнему легко (простым большинством голосов от присутствующих), потому что ни Президент, ни парламент не будут «против». То есть, мы получим зависимость судей Конституционной палаты от других ветвей власти. Вот этого Вы и хотите, Ваше окружение этого хочет.

В связи с этим задаю Вам третий открытый вопрос

Уважаемый Алмазбек Шаршенович! Так, что не так у Вас спросила Лариса Ли?

Директор ОсОО «Адвокатская контора Медетбекова», кредитор ОсОО «Ареопаг-Бишкек» Медетбеков Р.А.

(Стиль и орфография документа сохранены)

  • Обновлено
    07.09.2016

  • Просмотры: 10159

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

SR Total Counter v1.2