Comment

  • facebook
  • twitter
  • Войти
  • Рекламодателям | 
  • О проекте | 

Вторник, 30 мая 2017
Последнее обновление - 20:15 

Читайте также

Мелис Турганбаев: Криминал сидит в парламенте

Заместитель министра внутренних дел Кыргызстан прокомментировал недавнее задержание известного криминального...

Франз Шлоссер: Давайте начнем работать!

Франз Шлоссер: Давайте начнем работать!
Если бы сегодня ЗАО «Джеруйалтын» приступило к переработке руды, то уже в течение двух-трех месяцев компания получила бы...

Т. Сариев: Деятельности парламента можно поставить двойку…

– Вот уже прошел год со дня апрельской революции. Чего мы достигли? – Да, многие разочарованы и думают, что мы, возможно,...

Марат Амираев: Сцена – это призма, через которую мы видим мир…

Марат Амираев, актер театра и кино, режиссер. Окончил Кыргызский государственный институт искусств, курсы актерского...

Авахан Базакова: Гимнастика – база и для моделей, и для балерин

Авахан Базакова: Гимнастика – база и для моделей, и для балерин
Досье Базакова АваханГод рождения – 1991Гимнастка сборной КыргызстанаСтудентка 3-го курса экономического факультета КРСУ и...

Новости

28.10.2016, 17:35

В аэропорту «Манас» изъяли контрабандные 17 кг ювелирных изделий

Везшая их гражданка КР прибыла из Стамбула, рейсом авиакомпании «Атлас Глобал». Об этом сообщили сегодня в Государственной таможенной службе.

28.10.2016, 15:01

Атамбаев: «На прошедших выборах в парламент многие партии просто обманули своих избирателей»

По его словам «ведь в списках шли представители молодежи, женщины, представители различных этносов, а когда прошли в парламент оставили только людей с деньгами».

28.10.2016, 14:33

Экс-министру обороны КР предъявили обвинение в превышении должностных полномочий

Также предъявлено обвинение бывшему заместителю министра обороны Нуркалыю Жумабаеву по трем статьям УК

28.10.2016, 13:16

«Азия MIX» предупредила о фейк-странице Кененсарова в соцсети

«Неизвестно в каких целях создана эта страница. Пожалуйста, помогите общими усилиями удалить страницу!» — просит команда

28.10.2016, 11:42

Начала работу депутатская комиссия по расследованию фактов мародерства во время событий 2010 года

Сегодня прошло ее первое заседание. В ходе работы комиссии депутаты намерены заслушать информацию надзорных и правоохранительных органов.

Главная Интервью Камчыбек Ташиев: мы обязаны найти виновников апрельских и июньских событий (стенограмма)
 

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Камчыбек Ташиев: мы обязаны найти виновников апрельских и июньских событий (стенограмма)

28-06-2011 19:47 Автор: COMMENT.KG - www.comment.kg

В студии comment.kg в прямом эфире был лидер партии «Ата-Журт» депутат Жогорку Кенеша Камчыбек Ташиев. С ним вели беседу Александр Никсдорф и Кирилл Степанюк.

Камчыбек ТашиевСтенограмму передачи приводим полностью.

Степанюк: Сейчас много говорится о вашем выступлении в парламенте, где вы выступаете за продление полномочий Розы Отунбаевой на посту президента ещё на год?

Ташиев: Я хочу пояснить. Да, такое высказывание у меня было, но его нужно увязывать с тем, о чем я говорил перед этим. Я не сторонник того, чтобы переносить сроки выборов и тем более оставлять нашу Розу Исаковну ещё на один год. Мы не имеем на это права. Во-первых, общественность этого не допустит, так как данная фигура уже надоела, люди хотят изменений в нашем обществе и хотят, чтобы страна развивалась позитивно, чтобы завтра перед мировой общественностью мы могли предстать действительно страной, а не обществом, где постоянно проходят скандалы. Поэтому я хочу поставить точку в этом вопросе. Никакого продления Розе Исааковне мы не предлагали и не собираемся.

Никсдорф: Значит, 31 декабря будет последним её рабочим днем на этом посту, и 1 января мы начнем жизнь с новым президентом.

Ташиев: Я очень надеюсь, что так и будет.

Степанюк: Но с другой стороны, эта история породила много домыслов, что сейчас президенту путем затягивания этих вопросов удалось сдвинуть выборы ближе к зиме, когда будет холодно.

Никсдорф: Назначают аж на 20 ноября, хотя в законе речь идет, что выборы проводятся за два месяца до окончания президентского срока.

Ташиев: Человеческая суть такова, что любой человек, приходя к власти, и в этом мы уже убедились, меняется. Причем не в лучшую сторону. И хочет подольше оставаться у власти. Эту ошибку хочет повторить наш уважаемый президент Роса Исаковна, но тем не

Степанюк: Эксперты о чем говорят, что зимой будет сложно организовать акции менее я надеюсь, что она уйдет в срок, как бы кто не пытался помешать этому.протеста, потому что будет холодно.

Никсдорф: А может быть не нужны эти акции протеста?

Степанюк: А если власть вновь применит административный ресурс?

Ташиев: С одной стороны, я солидарен с вашим высказыванием, что митинги будут не нужны. Мы надеемся, что эти выборы пройдут в срок, законно, и люди убедятся в результате выборов. И кого бы народ ни выбрал, тот человек потихоньку начнет приступать к своим обязанностям. Это самое главное.

Никсдорф: Вы говорите, что человек, приходя на большой пост, меняется. А вдруг вам повезет и вы станете президентом. Вы тоже изменитесь?

Ташиев: Дело не в том, что тот, кто станет президентом страны, тому повезет. Я бы не считал так. Наоборот, тот человек, который сейчас станет президентом нашей страны, этому человеку, возможно даже не повезет, но он будет трудиться. Не надо радоваться тому, что тебе дают большую власть. Большая власть всегда порождает большую ответственность, она даёт возможность ошибиться по-крупному. Если человек, находящийся на посту президента будет ошибаться, это наложит отпечаток не только на его жизнь, но и жизнь его родственников, детей и всех, кто его поддерживает. Поэтому данный пост дает человеку большие трудности. Мы должны выбрать такого президента, который эти большие трудности будет преодолевать на пользу и во благо народа.

Никсдорф: Вопрос с нашего сайта. Ваши первые шаги, когда вы станете президентом?

Ташиев: Я уже говорил и говорю, и это будет моим первым требованием, если я стану кандидатом от нашей партии: мы обязаны найти виновников апрельских и июньских событий. Это главный вопрос нашего общества. Поэтому, даст бог, при поддержке нашего населения, если я стану президентом, я обязательно буду этот вопрос поднимать. И это будет целью моей жизни.

Никсдорф: Будете ли вы инициировать уголовные преследования членов ВП и президента?

Ташиев: Мы должны сначала найти виновников. Если эти люди будут виновны – они должны отвечать перед обществом. Но те расследования, которые провели в течение последнего года разные комиссии, разные структуры, дают повод думать, что действительно члены временного правительства и президент, в том ,ыли замешаны в совершении этих преступлений против нашего общества. И государственная комиссия во главе с Эркебаевым, и международная комиссия, и депутатская комиссия во главе с Токоном Мамытовым – все сошлись в одном мнении, что виновными в апрельских и июньских событиях есть и будут представители временного правительства.

Степанюк: Вы сказали, что подчинитесь решению партии выдвигаться или нет в президенты. Но в «Ата-Журте» ситуация тоже неоднозначна и сейчас по целому ряду эксперты делают выводы, что позиции спикера парламента Келдибекова и премьер-министра Атамбаева начали совпадать. Вы не ожидаете подножки внутри партии? Как вы себя поведете, если будет несправедливое решение?

Ташиев: Если мне не дадут возможности выдвинуться кандидатом в президенты, я  подчинюсь этому решению. Я подчинюсь решению партии. Я самовыдвиженцем не пойду. Если партия даст мне возможность и это поддержат на местах и на съезде, который состоится 9 июля, примут решение, то я буду подчиняться воле наших избирателей. Но не только в нашей партии, в любой партии в развитых странах бывают разногласия – в политическом, экономическом, административном плане. Такая же проблема и в нашей партии есть. Некоторые члены нашей партии, ставшие депутатами, начинают проводить свою политику, которая не совпадает с политикой нашей партии.

Никсдорф: А у партии есть твердая линия?

Ташиев: Естественно. Я постоянно говорю, что партию создавали три человека: Ахматбек Келдибеков, Сабыр Жапаров и я. У партии своё направление и идеология, поэтому в нашу партию заходят разные люди, но были случаи, что и выходили. Партия – это живая душа.

Никсдорф: Как ваша партия относится к предложению о переносе столицы в Ош?

Ташиев: Это один из наболевших вопросов не только нашей партии, но и нашего общества. Возможно, в этом кроется национальная и государственная безопасность нашей страны. Если мы  даже и будем переносить столицу в Ош, это будет долгий процесс, и мы этот вопрос будем решать частично. Недавно мы приняли постановление Жогорку Кенеша о переносе администрации президента в Ош.

Никсдорф: Президенту это решение не понравилось.

Ташиев: Так  президент только до 31 декабря и, честно говоря, к ней это не относится.

Никсдорф: А следующему может понравиться?

Ташиев: Да, этот вопрос относится к следующему президенту. Таким образом мы решаем хотя бы частично нашу государственную безопасность. Опасность национальным интересам нашего государства исходит только с южных рубежей страны.

Никсдорф: Наш читатель пишет: хочу работать вашим помощником. Куда обращаться?

Ташиев: Пожалуйста, пусть приходит ко мне. Мои телефоны можете выставить в Интернете (телефон приемной К. Ташиева – 66-13-26). Я готов посмотреть на этого кандидата.

Никсдорф: Вы пользуетесь Твиттером? Сами пишите там?

Ташиев: Да, у меня есть Твиттер, но очень мало времени, чтобы писать. Но мои помощники постоянно смотрят информацию в Интернете и оставляют там записи.

Степанюк: Несколько слов о митингах на юге. Читатели спрашивают: не был ли это очередной PR?

Ташиев: Пиарить себя в этом обществе в нашей стране я не собираюсь. Так как я уже более-менее известный политик. Те люди, которые хотели бы обо мне знать, уже знают. Но эти митинги были связаны с тем, что Генеральная прокуратура хотела меня привлечь к уголовной ответственности. Естественно, у меня много моих избирателей. За мной стоят не десятки, не сотни и даже не десятки тысяч, а сотни тысяч людей, которые проголосовали за нас, которые нас поддерживают. Возможно, на митинг вышла одна сотая этих людей. Если кто-нибудь узнает, что эти митинги я организовал, пусть мне скажет в лицо. Я не вмешивался в организации митингов, я никоим образом не хотел, чтобы люди поднимались на митинги и поддерживали меня в такой форме. Я знаю, что моей вины в этом деле нет и не может быть.

Степанюк: Давайте перейдем к главным вопросам, по которым мы сегодня собрались. Чувствуете ли вы сейчас, что эта власть не очень уверенно себя чувствует и прибегает к старым методам давления на своих оппонентов и на журналистов.

Ташиев: Знаете, не только эта власть. Всегда суть власти была в устранении своих оппонентов в любой форме. Некоторые власти использовали жесткие формы устранения – вплоть до уничтожения. Некоторые использовали те же уголовные статьи, те же тюрьмы, те же преследования. Создание дискомфорта в повседневной жизни, в политической жизни. Все эти методы разная власть в разное время использовала. Наша общественность действительно думала, что с приходом новой власти, новых людей, тем более тех, которые долгое время были в оппозиции и чувствовали на себе давление властей,  – будет всё меняться. Но эти ожидания не оправдались. Сегодня, если мы будем рассматривать действия наших новых властей по отношению к журналистам, инакомыслящим, политическим оппонентам, это отличается от тех властных действий только одним образом:  этот образ очень жесткий, тотальный и целеустремленный. Как бы то ни было, они устраивают провокации, чтобы очернить своих оппонентов в глазах общественности. Эти методы данная власть использует. Я хотел бы сказать, что те люди, которые приходили к власти, всегда ошибались. В этот раз они также ошибутся. Любая власть должна останавливать свои преследования. Да, нужно преследовать по закону. Если закон нарушил гражданин, то он должен отвечать по закону, а не по преследованию властей.

Степанюк: Как движется ваше уголовное дело?

Ташиев: Мне уже 43 года. За это время по отношению ко мне было возбуждено два уголовных дела. Первое – со стороны Бакиевых. То дело расследовалось. До этого я, протестуя, уходил со своего поста – меня никто с работы не снимал. Но где это уголовное дело сейчас? Где оно находится? В каком состоянии оно?

Никсдорф: Полная тишина?

Ташиев: Дело потерялось. Новые власти пришли, начали его искать. Но этого уголовного дела уже нет. Оказывается, этого уголовного дела даже и не было.

Никсдорф: Были только разговоры?

Ташиев: Да. Только разговоры. По тому уголовному делу меня ни разу не допрашивали, ни разу никуда не приглашали. Просто они хотели выставить меня в глазах общественности в неприглядном виде. Второе уголовное дело возбудили по избиению моего коллеги Сулайманова Бахадыра. После этого я сам попросил снять с себя депутатскую неприкосновенность, чтобы нести ответственность не за юридическую сторону, а за моральную и сотрудничать со следствием. Бывали моменты, когда я находился по пять-шесть часов в кабинете следователей, где меня допрашивали. Буквально на прошлой неделе я с десяти часов утра до четырех часов дня был у следователя. Я думаю, это правильно. Я дал возможность им расследовать до конца. Теперь мы запросили это уголовное дело, начали с ним знакомиться. Я только сегодня увидел это дело и пришел в ужас, как оно сфабриковано –  не одним следователем, а целым коллективом подделывались справки, документы, начиная с возбуждения уголовного дела. Всё началось с генерального прокурора, дальше пошли следователи МВД,  а затем те, кто проводил экспертизу, тоже подделывали эти документы. Я могу привести только один эпизод. Сулайманов на очной ставке говорит, что у него шла кровь изо рта, носа, она просто лилась по одежде. Он говорит, что закрывал платочком нос два раза. Я даже переспросил это. Мы пересмотрели уголовное дело. В первый день при экспертизе полностью сфотографировали его одежду и выставили в уголовном деле. Что там написано? Ни на костюме, ни на рубашке, ни на платке носовом, ни на брюках не было обнаружено следов крови. То есть то, в каком состоянии он был на настоящий момент. Поэтому все эти вопросы были подделаны.  Правда, на брюках сзади были обнаружены миллиметровые следы крови. Больше никаких следов крови не нашли. Потом эксперты сказали, что у него сломан нос, у него тугоухость и много чего ещё. Хорошо. Это написано в бумагах. Мы запросили, в каком состоянии он был сразу же после избиения. Нам предоставили видеоматериал. У него под левым глазом виднелся какой-то едва заметный след. И это они показывают, чтобы сказать, что я совершил преступление, за которое должен отвечать по статье 104 часть 1 – «Нанесение тяжкого вреда здоровью человека, повлекшие снижение работоспособности» В связи с этим в заключении прямо написано: у него сломан нос, ухо не слышит на 25 процентов. Из-за этого возникла тугоухость. Всё это порождает вопросы. Кто это сделал? Почему это сделано? Почему подняли общественность? С какой целью это сделано? Всё это мы хотим выяснить.

Степанюк: У нас есть материалы, касающиеся этого дела. Буквально через 2-3 дня после этого происшествия нашим журналистам удалось записать интервью у главного врача Института кардиологии, в котором в это время находился Бахадыр Сулейманов. Этот врач в интервью, которое находится на нашем сайте, рассказывает, что у данного пациента при госпитализации вообще не было никаких следов.

Ташиев: Как раз я об этом и говорю. Никаких телесных повреждений, никаких сломанных носов, оторванных ушей не было и нет. Но кто-то был заинтересован в возбуждении этого дела.

Никсдорф: Вы говорите, что все документы подделаны. Какова ваша реакция на такую работу МВД?

Ташиев: В настоящее время реакция должна начинаться не только со следователя, но и с генерального прокурора. Генеральный прокурор не имела никакого права возбуждать это уголовное дело. Это есть в нашей конституции, в регламенте Жогорку Кенеша.

Там написано прямо: только генеральный прокурор имеет право возбудить уголовное дело (она только через некоторое время, через неделю-другую стала генеральным прокурором). Это прямое нарушение со стороны Аиды Саляновой своих служебных обязанностей. По этому поводу мы сейчас поднимаем вопрос о недоверии генеральному прокурору. Я обращусь, наверное, и к общественности, чтобы мы такого генерального прокурора сняли с работы, заменили. Если таким же образом она будет продвигаться не только по отношению ко мне – депутату, а начнет преследовать и простых граждан, и тех людей, которые действительно, возможно, были виновны. Но виновность нужно определять законом, а не желанием властей.

Степанюк: Но вы же понимаете,  она, наверняка, не виновата. Это делают те, кто сидит гораздо «глубже».

Ташиев: Это правда. Я же не просто депутат. Я являюсь лидером партии, лидером фракции. Тем более открыто высказывается мнение, что очень скоро съезд нашей партии может принять решение, и я, возможно, стану кандидатом в президенты. Поэтому реакция властей сразу изменилась. В этом деле я хотел бы подчеркнуть ещё один момент, что вторую судебно-медицинскую экспертизу они назначили после того, как я раскритиковал президента в парламенте. Вот в чём вопрос.

Никсдорф: Неужели у нас опять нельзя никого критиковать? Власть недоступна критике?

Ташиев: Так получается. Это уже наши власти явно показывают. Я думаю, в данный момент власти такими своими действиями могут просто-напросто поднять народ против себя и это будет обратно повторение истории. История повторяется. Вот, например, история Акаева повторилась с Бакиевым. Только с большей кровью. История с Бакиевым может повториться с этой властью. Она может повлечь ещё большую ответственность, чем Бакиев и Акаев. Так как при Акаеве кровь пролита не была. При смене Бакиева пролита кровь сотен человек. Потом при правлении данной власти в нашей стране произошли трагические события, от которых весь мир содрогнулся. В результате этого у нас было обнаружено погибших около пятисот человек. Тысячи, сотни тысяч людей были вовлечены в эту трагедию. Это очень большая трагедия, за которую кто-то должен ответить. Страной в это время управляли они, и они должны отвечать. Данная власть за это ответит. Рано или поздно, власть, которая в прошлом году допустила ошибку при управлении государством, за это ответит.

Никсдорф: Вы знаете, у нас тоже появилась проблема. Наша коллега Раушан Рыкунова позволила себе на нашем сайте покритиковать спикера парламента. Он обиделся и нам не стали давать аккредитацию, чтобы наши корреспонденты могли приходить в парламент. Через несколько дней Раушан задержали. Она сейчас находится в следственном изоляторе ГКНБ. Тут тоже возникает масса вопросов. Идет обвинение по каким-то экономическим моментам и не исключено давление свыше.

Ташиев: Я понял суть вашего вопроса. Давайте я начну отвечать. Здесь обвинять спикера парламента необоснованно.

Никсдорф: На критику он реагирует хорошо?

Ташиев: Да. Он хорошо реагирует на критику и спокойно на неё отвечает. О том, чтобы  задержание Рыкуновой связывать с аккредитацией в Жогорку Кенеш, это неправильно. К задержанию Рыкуновой спикер никакого отношения не имеет.

Никсдорф: Да, в этом мы и не сомневаемся.

Ташиев: В этом вопросе можете не сомневаться. Я ещё ни разу не был свидетелем или соучастником того, чтобы спикер каким-то образом кого-то преследовал с закрытием за решеткой. Спикер может разобраться с любым человеком спокойно, законно и без применения каких-либо властных методов. Поэтому я ещё раз могу сказать, что  задержание Рыкуновой никоим образом не связано с деятельностью спикера. Это раз. Но то, что Рыкунову задержали, я считаю это неправильным. Она всё время находилась в обществе. Она никуда не убегала. Если у неё есть какие-то там проблемы с законом, то её можно было допросить в любое время и привлечь к любой ответственности, вплоть до уголовной. Не обязательно человека задерживать, потом его мучить, морально на него давить, чтобы получить какие-то показания. Это методы властей, которые их всё время применяют. Поэтому, я считаю, что власти по отношению к женщине, по отношению к Раушан Рыкуновой неправильно поступили. Думаю, они опомнятся. Но власть для этого и власть, чтобы преследовать своих инакомыслящих. Но я очень надеюсь, что они не будут бояться женщины. Они могли бы мужчин посадить. Женщин посадить за решетку и потом с ними разбираться, это не государственное дело.

Степанюк: Александр Викторович, давайте представим нашего гостя. У него по этому делу есть интересные вопросы.

Никсдорф: Это Акыл Кемелов. С одной стороны, он член партии «Республика». Ему чуть-чуть не хватило, чтобы стать членом парламента. С другой стороны, он муж Айнуры Сим, которая тоже вместе с Раушан Рыкуновой находится в СИЗО, это её сестра. У них дома тоже остался маленький ребенок, с которым он находится.

Ташиев: Извините, я не досказал. Я воспользуюсь данной возможностью и хотел бы обратиться к властям, что если им нужна гарантия, что эти женщины никуда не убегут – я могу быть гарантом. Я могу собрать голоса наших депутатов, подписи, но выпустите этих женщин. Пожалуйста, проводите с ними свои следственные мероприятия. Пожалуйста, обращайтесь с ними по закону. Но женщин держать за решеткой  – это не государственное дело. Я бы обратился по этому поводу к президенту, в соответствующие органы, которые проводят данное следствие.

Никсдорф: Тем более что у них дома остались малолетние дети. Это как-то не по-человески.

Ташиев: Это негуманно. Это неправильно.

Кемелов: Камчыбек Кадыршаевич, можно я буду говорить по-кыргызски  <…>.

Никсдорф: Давайте продолжим наши вопросы.

Ташиев: Пожалуйста.

Никсдорф: Вот вопрос с Дизеля. Студенту-инвалиду, который учится в городе Ржев, вы обещали инвалидную коляску. Выполнили обещание?

Ташиев: Когда я был в Москве, ко мне обратился ректор этого колледжа, который находится в Ржеве, это от Москвы примерно 150 километров. Мы часа два ехали туда. Он попросил, чтобы я поехал, посмотрел состояние этих людей. Я поехал и встретился с этими людьми. Это были наши дети – кыргызстанцы. Они поехали туда учиться после июньских событий. В основном это были дети узбекской национальности. Там были и кыргызы, и представители других национальностей, но в основном процентов на девяносто составляли узбеки.  Все эти дети являются нашими, и мы обязаны оказывать им помощь. Когда я увидел мальчика, которого носили на себе его друзья, заинтересовался им. Оказалось, что в результате ошских событий,он потерял ногу. Тогда я его спросил, что его волнует, какая ему нужна помощь. Выяснилось, что ему нужен протез. Так как имеющийся протез ему сделали в Оше, то тот протез только его мучил. Ему было очень неудобно с ним жить. Я ему пообещал, что повезу его в Москву и сделаю качественный процесс. Это обещание я выполнил. Мы ему сделали протез. Он сейчас с этим протезом стал себя чувствовать более-менее необходимым в обществе. Я впервые об этом рассказываю вам.

Никсдорф: Просто мы получили такой вопрос.

Ташиев: Я об этом не хотел говорить. Но я это сделал. Мы обязаны были это сделать.

Степанюк: Вы в курсе, что по югу распространяются слухи, что, если якобы вы станете президентом, никто из узбеков больше по-узбекски говорить не будет. Как вы думаете, кто может стоять за этими слухами?

Ташиев: Знаете, с моим кандидатством в президенты сейчас возможно будут распространять более худшие слухи. Поэтому мы должны к этому отнестись спокойно. Я сам вырос среди узбеков. Вместе с ними учился. Вместе с ними жил. До сих пор мои родственники близкие живут вместе с ними. Да, бывают на бытовом уровне какие-то разногласия. Такое бывает везде. Но до каких-то межнациональных конфликтов никогда не доходило. Это всё придумали сепаратисты, национальные лидеры, и мы подчеркнули, кто это такие. Поэтому наши оппоненты будут этот вопрос использовать всегда. Но я бы хотел сказать, что в любой стране – это не только в нашей стране – есть титульная нация. Скажем, в Узбекистане – это узбекская нация, в России – русские, в Казахстане – казахи, в Кыргызстане – кыргызы. Но мы должны понять одно, сказать прямо и открыто, что мы должны выполнять все статьи закона, что все нации и национальности в нашей стране равны, равны перед законом. Это не просто сказанные слова – равны перед законом.  Независимо от того, какой национальности человек, закон для всех един. В соответствии с законом у нас появляются обязанности и права. В этом законе не прописано, что если ты являешься представителем титульной нации,  то вот такие права хороши для тебя, а не для титульной нации, или наоборот. Нет, такого быть не может, и мы этого не будем допускать. Так как в этом мире не только кыргызы живут, не только Кыргызстан есть. В этом мире есть много стран, наций и национальностей. И мы должны понять, что от этого мира мы никогда не оторвемся. В этом мире мы останемся, с ним вместе будем, и значит мы обязаны найти с ним общий язык. Но государство должно иметь свои обязательства перед обществом, перед гражданами,  мы никогда не должны допускать национальных сепаратистов. Вот та власть, которая в данный момент у нас управляет, они как раз и допустили эту ошибку. Из-за этого у нас межнациональный конфликт произошел. Они породили национальных сепаратистов, которые начали требовать разделения государства, разделения в обществе. Поэтому я хотел бы прямо ответить на этот вопрос, что никогда, если мы придем к власти, разделения между нациями или национальностями не будет. У от такой политики будущего нет и не может быть.

Никсдорф: У нас сейчас получилось так, что вопрос языка перешел из плоскости филологической и инструмента общения в политическую. И вот у нас спрашивают, считаете ли вы, что знание кыргызского языка является основным показателем при назначении на должность или всё-таки нужно сначала смотреть на профессионализм человека?

Ташиев: Естественно, человек должен быть профессионалом. Это первый критерий – человек должен быть профессионалом в своем деле – будь то в журналистике, в технологии, в политике, в других местах – везде, где требуются навыки или образование,  профессионализм должен быть главным условием. Но при этом в нашей стране, да и в других странах тоже, чтобы профессионалу было легче, чтобы он мог общаться в обществе, принимать решения, развиваться и, в конце концов, чтобы быть полезным в обществе, он должен знать язык этого общества. Вот, например, я профессионал в своем деле –  окончил Томский политехнический университет, химико-технологический факультет по специальности «Технология электрохимического производства», специальность очень редкая, по которой готовят очень узких специалистов. Например, я бы хотел работать в России, применять свои профессиональные качества или возможности. Я обязательно должен буду знать русский язык. Это требование общества. Я не могу там применять свои профессиональные качества на кыргызском языке. Если я поеду в Англию, я должен знать английский язык. Я там не могу применять свои профессиональные качества, например, на русском языке. Поэтому у каждого общества есть свои требования, то есть свои отличительные черты. Я думаю, наши профессионалы также должны применять к себе данные критерии.

Никсдорф: Но пока ещё русский язык остается официальным, поэтому у нас ситуация немножко другая.

Этого даже хватает, и в данный момент разряжает нашу ситуацию. Только в нашем государстве русский язык является официальным. И это, я думаю, очень правильно. Мы никак не можем общаться со своим кыргызским языком с другими нациями и национальностями, с другими странами. Только через русский язык мы можем выйти на остальной мир, и только русский язык даст нам возможность с ним общаться. Поэтому я так скажу: знание русского языка дает дополнительные преимущества любому человеку. Притом что человек, живущий в нашей стране, хоть  русский, хоть узбек, хоть другой национальности, если он будет знать кыргызский язык, ему это даст дополнительные преимущества в быту, на работе. Поэтому знать официальный и государственный языки это не обязательное, но преимущественное условие.

Степанюк: Вы говорили о том, в частности, что по слухам, которые распространяются на юге, это дело ваших оппонентов, ваших врагов. В данном случае получается, что единственный ваш враг – это, видимо, власть. Хотя это тоже элемент той игры, которую сейчас ведут с журналистами и политиками.

Ташиев: Я бы не сказал, что врагом может быть власть. Власти себе врагов наживают сами. Например, я не собирался наживать себе врага в лице властей. Поэтому сказать, что моим единственным врагом является власть, это будет неправильно. Власть просто своих оппонентов, возможно, чувствуя, что завтра может этот оппонент прийти к власти, их подстегивает. Подстегивает разными путями – политическими, административными. По отношению ко мне – уголовным путем. Меня хотят остановить таким образом. Я думаю, они сами это хорошо понимают, потому что в данный момент меня уже нельзя подстегнуть политически. У них есть некоторые рычаги, чтобы меня остановить. Но их, я думаю, власть не станет применять. Если со мной что-нибудь случится,  скажем так, что всякое может быть, я могу сказать, что это дело рук только властей. Тогда этих властей уже не останется.

Никсдорф: Вот такой вопрос – знакомы ли вы с Алманбетом Анапияевым?

Ташиев: Да, я его знал, когда он был помощником депутата Баямана Эркинбаева, в 2005 году. Я его тогда знал и был с ним знаком. Я открыто это говорю. Может быть, я с ним встречался ещё в 2006 году. Но в последнее время, вот уже 5-6 лет, я его не видел.

Никсдорф: Наивный, как написали наши посетители, вопрос. Скажите, пожалуйста, вы, как человек, работавший большую часть жизни на госслужбе, можете сказать, откуда ваше имущество: машины, квартиры, дома, насколько честным трудом это нажито или у вас есть бизнес?

Ташиев: На государственную службу я пришел только в 35 лет. До этого я занимался бизнесом. После того, как окончил российский вуз, я сразу начал заниматься бизнесом. И этот бизнес приносил мне хорошие доходы. Я скажу сейчас открыто, что мои родственники, близкие люди этим бизнесом до сих пор занимаются. Начиная с 2002 года я весь этот бизнес перевел на своих родственников, которые им и занимаются. Этому бизнесу хотели помешать при Акаеве – не смогли, данному бизнесу хотели помешать Бакиевы – не смогли, но пока нынешняя власть мой бизнес не трогает.

Никсдорф: Вот тут как раз спрашивают – имеет ли к вам какое-то отношение компания «Томас», работающая на рынке ГСМ на юге?

Ташиев: Да. Я об этом и говорю. Я в начале нашего разговора пообещал говорить открыто, без всяких хитростей.

Степанюк: Ещё был вопрос, он до безобразия наивный, но такой болезненный. Когда, наконец, страна начнет жить нормально?

Ташиев: Тогда, когда в нашей стране наши руководители – первые лица страны – будут болеть за нашу землю, нашу страну. Если первые лица страны начнут делать интриги из политики или делать политику из этой власти, страна никогда не будет хорошо жить. Нашим руководителям просто нужно взяться и работать. Работать во благо страны. Независимо от национальности и от социального положения любой человек в нашей стране должен жить спокойно и в достатке. Мы должны создавать условия для этого.

Степанюк: К сожалению, пока это не получается, о чем мы говорим.

Ташиев: Я скажу,  даст бог и меня поддержат наши избиратели, если я приду к власти, то наша страна заживет  так уже в течение трех лет. Мне много времени не нужно, чтобы исправить общество.

Степанюк: Кубатбек Байболов, находясь вчера в этой студии, анализируя ситуацию и обмениваясь мнениями, пришел к выводу, что то, как ведет себя власть, она сама движется к очередной революции, которая всё ближе и ближе. Вы так считаете тоже?

Ташиев: Недовольство людей всегда порождает революцию. Кем бывает недовольство в обществе? Обязательно властью. Поэтому власть всё недовольство в обществе должна снять. Напряжение необходимо время от времени снимать. Но они не только его не снимают, они добавляют проблемы, преследуют своих оппонентов, журналистов. Преследуя свои меркантильные цели, они добавляют проблемы. Поэтому всё может взорваться. Вот у Курманбека Салиевича было немерено финансовых средств. Может быть, не у него, а у его родственников. У него была государственная машина, несколько десятков тысяч вооруженных людей. Будем говорить, законным образом, но всё это было. Но эти силы его не спасли. Когда общество поднимается, уже ничего не спасет. Данная власть к этому тоже движется. Если в мою поддержку вышли десятки тысяч людей на юге, то через некоторое время это может увеличиться в десятки раз. В следующий раз могут выйти уже сотни тысяч человек. Это приведет к краху этой власти. Кстати, очень наивно, но это мы все знаем, если люди начнут менять эту власть насильственным путем, как у нас ранее было два раза, тогда эти власти сразу убегут. Все убегут. Запомните мои слова, они убегут за рубеж, они попрячутся там, где мы их не достанем. Поэтому власть должна снимать напряжение в обществе.

Степанюк: Как-то в одном из недавних интервью вы говорили, что наш президент является исполнителем воли США. Другие политики у нас исполнители воли других стран. Одни ангажированы с Турцией, другие пытаются придерживаться взаимоотношений в политике с Россией. Наверное, и из-за этого у нас множество проблем внутри страны потому, что политики постоянно бьются друг о друга головами?

Ташиев: Я думаю, это, отчасти, правда. Тем не менее, я хотел бы отметить, что у нас есть политики зарубежных стран. И эта тенденция прямо и открыто выражается. Мы знаем, кто есть кто. Есть проамериканкое, есть прозападное, есть пророссийское, есть проказахское лобби. Какие-то конфликты между политиками могут происходить на этой почве.

Никсдорф: Насчет ваших детей. Дети у вас есть?

Ташиев: Да. Трое мальчиков и одна девочка.

Никсдорф: Вас спрашивают, отдадите ли вы свою дочь замуж в Нарын или за русского?

Ташиев: Я свою дочь уже выдал замуж за чуйского. У меня уже имеется внучка, которая родилась, когда мне было 42 года. Я не жалею, что дочку отдал в Чуй, а не в Нарын. Если бы у меня была ещё одна дочка, я бы отдал её туда, куда бы она глядела.

Никсдорф: Наши читатели спрашивают по поводу тех домов, которые строили в Нуре. По этому поводу у вас на КТР был с Бабановым большой спор. Так что, дома построили не качественно? Кто в этом виноват и имеете ли вы к этому отношение?

Ташиев: Это очень болезненный вопрос для меня, так как данная трагедия произошла, когда я работал министром по чрезвычайным ситуациям. Землетрясение произошло в селе Нура Алайского района Ошской области. На границе с Китаем. В результате этой трагедии погибло 75 наших граждан, было разрушено 150 домов, село полностью было стерто с лица земли. Эту трагедию я видел своими глазами. Я принимал участие в ликвидации последствий. В 2008 и 2009 годы для меня были связаны с этой трагедией и тоже были трагичны – я всё перенёс на себя. При восстановлении села Нура министерству по чрезвычайным ситуациям было отведено пять объектов. Это ремонтно-восстановительные работы дорог,  линии электропередачи, строительство бани, спортзала и водопровода. Они были сданы полностью и в срок. На сегодня к этим пяти объектам никаких претензий нет. Люди ими пользуются и довольны. Но строительство домов,  против моей воли, и это записано в протоколе, в то время правительством было отдано китайским производителям. Я тогда говорил, что нужно строить щитовые дома производства СНГ. В частности, Казахстана или России. Но они говорили «нет, нам нужно подешевле, нам нужно быстро построить». И взяли китайские дома. Если сегодня поехать и посмотреть – все эти дома разрушаются. Я в начале мая был в селе Нура и своими глазами видел, как эти дома разваливаются. Чтобы эти дома заново обшить, со стороны государства нужны дополнительные средства. И что? Кто данную операцию возглавлял? Тогда председателем государственной комиссии по выбору домов был первый вице-премьер-министр Омурбек Бабанов. Членами комиссии были многие должностные лица, в том числе и я. Я возражал. Это в протоколе имеется. Я был против того, чтобы эти дома построили. Даже тогда поехал и встречался с жителями села Нура и тогда же открыто возражал, потому что нельзя такие дома строить. Так что через два года мои опасения подтвердились.

Никсдорф: Если вы совсем недавно были в Нуре, почему в парламенте об этом ничего не говорили?

Ташиев: Я об этом уже говорил в парламенте. Я отправил письмо в правительство о том, что нужно в срочном порядке обшить эти дома. Если мы их не обошьём, они окончательно разрушатся. В этом году зимой жители Нуры не смогут жить в этих домах. Правительству нужно срочно принять меры.

Никсдорф: Кстати, Бабанов в курсе того, что произошло?

Ташиев: В курсе. Я ему сам лично после поездки говорил. Он обещал мне, что сам съездит в село Нура, своими глазами посмотрит, и будет выделять средства. Но до сих пор свои обещания он не выполнил.

Никсдорф: А средства опять из бюджета?

Ташиев: Ну, естественно.

Степанюк: Вот бы где спецслужбам покопаться. Это же дело, которое причинило большой ущерб государству. Так нет же. Они будут копать под других людей.

Никсдорф: Вот ещё вопросы о вас лично. Вы до сих пор являетесь вице-президентом Национальной федерации бокса?

Ташиев: Да.

Никсдорф: И до сих пор увлекаетесь восточными единоборствами?

Да.

Никсдорф: Чем вы занимаетесь?

Ташиев: Мой тренер 37 лет прожил в России и недавно вернулся сюда на свою малую родину. Он уроженец Аламединского района. Он мастер восточных боевых искусств, он мастер боевого джиу-джитсу. Таких специалистов в нашей стране нет. Он в России тренировал спецслужбы. Я ему сейчас стараюсь создать условия. Это человек искусства, и у него никогда не было больших средств, он всё время занимался только этим делом. Я собираюсь сейчас для него создать условия для тренировок наших детей. Поэтому в свое время этот вопрос решится и, я думаю, это будет хорошо.

Степанюк: Несколько провокационный вопрос: в  душе вы уважаете Курманбека Салиевича Бакиева, как человека?

Ташиев: Я всегда говорил и ещё раз скажу, у меня не было ни одного случая, за 2,5 года пока я работал у него министром, чтобы он приглашал меня к себе в кабинет или в другое место и давал какие-то неправльные поручения. Это я всегда отмечаю. Какие-то другие министры говорили, что ему дал поручение сам первый, но он мне никогда такие поручения не давал. Поэтому я скажу одно, что он мне незаконных поручений никогда  не давал.

Степанюк: Вы были с ним не согласны во время отставки с поста министра по чрезвычайным ситуациям.

Ташиев: Нет. Я был не согласен не с ним, а с Данияром Усеновым. Когда я уходил, знаете, что сказал Данияр Усенов коллективу министерства по чрезвычайным ситуациям, Скажу дословно: «мне очень жаль, что карьера Камчибека Ташиева закончилась таким образом. Он никогда в своей жизни больше не вернется на государственную службу». Он так говорил. И через четыре месяца данное высказывание повторилось с его судьбой.

Никсдорф: Почему вы, находясь в коалиции, которая сформировала правительство, постоянно критикуете его деятельность?

Ташиев: Мне нет разницы, если мой близкий друг будет находиться на государственной службе и будет нарушать закон или его деятельность неэффективно будет отражаться на результатах, я буду его критиковать. Независимо от того, в коалиции я или нет. Это мой принцип, и я буду его придерживаться.

Степанюк: Сейчас много говорят, что нынешняя власть пустилась во все тяжкие. Поборы, ставки растут, начиная от малого бизнеса и заканчивая продажей министерских портфелей. Насколько имеют под собой основание эти разговоры?

Ташиев: Об этом я скажу одно. Наверное, с бизнесменами или обществом они данную «работу» уменьшили. Но при этом подобное сильно развивается среди государственных служащих. Раньше как было? Хотя бы был президент, которому можно было жаловаться, сказать, что такой-то министр развивает коррупционные схемы, или такой-то министр получает или дает взятки. Можно было кому-то пожаловаться. Сейчас нет такого человека в стране. Раньше власти предержащие больше поборов делали с бизнесменов и общества, а государственные службы они контролировали, а сейчас стало наоборот. Люди из нынешней власти общество отпустили, с бизнесменов поборы уменьшили, но я скажу так, что поборы среди государственной служащих сейчас в несколько раз возросли – при принятии на работу, при решении каких-то государственных задач, при выдаче лицензий. Если раньше при выдаче лицензий коррупционная схема была на миллион долларов, то эта лицензия сейчас продается за пять. Поэтому, как говорится, дважды два всегда четыре.

Степанюк: Здесь очень много жалоб поступает на партию «Республика», потому что в министерствах постоянно манипулируют…

Ташиев: Я не знаю и никого обвинять не собираюсь. Скажу одно. Я никогда и раньше, и сейчас ни у кого ни копейки взятки не брал и не собираюсь брать, у меня своего хватает, и никому ни одной копейки взятки не дам. Когда я пришел на работу, тогда сразу сказал: ребята, я и сам не возьму и вам не дам. Это мой принцип, и вне зависимости от того, какую бы должность я ни занимал, я никому не позволяю давать и получать взятки.

Никсдорф: К нам пришло вот такое сообщение из села Боз Болун Аксыйского района Иссык-Кульской области. Автор просит вас взять под контроль ситуацию. Более сорока дней назад жители села вышли на митинг. Во время этого митинга трое подвыпивших милиционеров якобы остановили жителя Аманбека Аталиева, 1974 года рождения. Начали его избивать и через несколько часов он умер, так и не приходя в сознание. Сейчас милиционеры находятся якобы в реабилитационном центре в селе Воронцовке и наш читатель просит, чтобы вы взяли под контроль данную ситуацию.

Ташиев: Да, давайте. Данный вопрос, уважаемые журналисты, я прошу передать мне в письменном виде. Я обязательно окажу помощь, юридическую, естественно.

Никсдорф: И все-таки народ всё равно начинает повторно спрашивать, что же было в кабинете Келдибекова,честно говоря, положа руку на Коран, что скажете?

Ташиев: Давайте, ответим так... Все мы люди – хоть депутаты, хоть министры, хоть президент... Все мы люди, у нас бывают разные моменты. Кто-то выходит из себя. Кого-то выводят из себя, кого-то какие-то слова выводят из себя. Я вам один пример приведу: был финал чемпионата мира по футболу. Тогда в этом финале итальянец спровоцировал Зидана. Он знаете, что ему сказал? Знаете, да? Вот, например, они столкнулись на поле, они играли в футбол и столкнулись. И вот этот итальянец Маручелло (Матерацци - ред.) подошел к Зидану и в лицо ему сказал очень неприятные слова о его матери, понимаете? Сперва он сказал очень неприятные слова о его сестре, потом он повторил такие же оскорбительные слова про его мать. Тогда Зидан не сдержался, и его честь, честь его матери были выше любых кубков, выше любой победы. Он, я думаю, защитил честь матери, даже несмотря на какие-то провокации. Я думаю, он правильно сделал, правильно... Даже великий Зидан, на великом матче не сдержался, но зато защитил свою честь. Вот такое же было и у меня, а что было, я думаю, это среди нас. Такое же было и у меня, и я никогда свою честь просто так оставлять не собираюсь.

Никсдорф: И еще вопрос глобального масштаба. Как вы рассматриваете сотрудничество в Центрально-Азиатском регионе и на какой позиции при этом вы видите Кыргызстан?

Ташиев: Знаете, мы обязательно должны вернуться к своим истокам, к своим соседям. Мы без Казахстана, без Таджикистана, если конкретно говорить, без Узбекистана или Китая, который граничит с нашей страной, жить в экономически благополучной или политически правильной стране не сможем. Мы обязательно должны найти общий язык с нашими партнерами, а особенно с теми государствами, которые граничат с нашей страной, поэтому этот вопрос должен быть очень актуальным для нашего общества, и ещё более актуальным для наших руководителей. Вот, например, если глава государства, глава правительства имеет какие-то неприязненные отношения с руководителями Казахстана, жить просто невозможно.

Никсдорф: Ещё вопрос от читателей. Смогли бы вы обходиться без депутатской комнаты в аэропорту, без спецполиклинини, спрашивает Розалиева.

Ташиев: Вообще, сейчас мы поднимаем вопрос о том, чтобы у депутатов сейчас было по одному помощнику, по одному консультанту. Нужно одного из них сокращать. Вот спецполиклиника является, я думаю, необходимостью. Но сам я очень редко обращаюсь в поликлинику, в больницу, Слава богу, здоровье пока позволяет.

Степанюк: Ну а если говорить немного о других материальных благах и привилегиях, которыми пользуются не только депутаты, но и правительство. Мы можем как-то сократить эти расходы, потому что опять идут разговоры, что министерские чиновники приобретают автмобили начиная от 50 000 долларов за машину до 100 000 долларов и больше.

Ташиев: Сейчас этого никто не делает, сейчас никто не позволяет этого, но это не оправдание правительству – факты есть факты. Так как у правительства вообще ничего нет. Вот я недавно слышал выступление уважаемого Алмазбека Шаршеновича. Он говорит, что у нас денег много, есть деньги, ребята, берите, получайте. И пожалуйста, если придем к фактам, к тем, которые у нас в данный момент имеются. В этом году мы утвердили бюджет в 89 млрд сомов, у нас дефицит бюджета составил 21 млрд 800 млн сомов, то есть. почти 22 млрд. Теперь я скажу одно, они должны были каждый раз, когда идет уменьшение, принести новый бюджет. Уже полгода прошло, они принесли всего лишь один раз. И мы изменили всего лишь на 300 млн сомов, на 280 млн сомов. Сейчас до сих пор дефицит бюджета 21 млрд 500 млн сомов. Так это составляет 30 процентов всего бюджета. Это что? Это – большая катастрофа. Если в других государствах 3 процента дефицит бюджета – это уже катастрофа. А в нашей стране почти 22 млрд. Поэтому работу правительства на сегодня я считаю неудовлетворительной.

Никсдорф: Кстати, когда шла корректировка закона о бюджете, по 20 млн сомов было добавлено в фонд президента, в фонд премьера или правительства и в фонд торага. Насколько обоснованы эти вливания?

Ташиев: Все приходит к тому, что мы должны обязательно сокращать расходы чиновников. Без этого у нас просто-напросто государство не будет развиваться, общество не будет развиваться. Если мы не сможем умерить свой аппетит по финансовой части, никого блага государству мы не принесем.

Степанюк: Что касается той ситуации, которая складывается сейчас вокруг компании MegaCom. Вы в курсе недавнего заявления премьера, который фактически вмешался в деятельность судебной власти. Как вы считаете, такие проявления эмоций допустимы на политическом уровне?

Ташиев: Да, эмоции бывают разные. Но политические эмоции здесь неуместны. Так любое решение Верховного суда есть закон, который обязаны исполнять все государственные органы, в том числе и премьер-министр. По-моему, премьер-министр или его представители поддались каким-то эмоциям.

Никсдорф: Просто правительство само себя  немного скомпроментировало, создается такое ощущение или кто-то  их подставил?

Ташиев: Думаю, я много не буду говорить плохого, а то сейчас обратно скажут... Мне в прошлый раз, когда я резко выступил насчет деятельности Розы Исаковны, мне по Бахадыру назначили дополнительную судебную экспертизу, которая предъявила очень много ущерба, в связи с чем переквалифицировали статью и меня сейчас вообще хотят упечь на 12 лет. Так вот. Если я сейчас  что-нибудь  скажу насчет правительства, еще какое-нибудь дело заведут. Но при этом я скажу одно. Уважаемые, это все сказано в шутку, но тем не менее всю правду мы обязаны выявлять. Правда рано или поздно выйдет. Все время скрывать правду, себя показать в обществе в хорошем виде – это возможно год, два, три, четыре, пять. Посмотрите биографию этих людей, сколько лет они работали?  Ведь они никогда больше восьми месяцев не работали на государственной должности. Они люди-спринтеры на короткой дистанции – два месяца, месяц. Революцию сделать  – вот это могут. А чтобы работать долговременно для государства, для общества – у них никогда не получалось и не получится.

Степанюк: Смотрите, эта несправедливость налицо. Вот уже два месяца «Белый дом» осаждают люди, которые потеряли свои финансовые ресурсы. В результате этих экономических потрясений не могут рассчитаться по кредитам с АКБ «Кыргызстан», который, как они утверждают, принадлежит Бабанову, и через суд он у них отбирает последнее и всё, что есть. На это все молча закрыли глаза. Тут суд принимает решение по “МегаКому», к которому имеет отношение власть, и тут поднимается такая волна несправедливости.

Ташиев: Вы тоже не поддавайтесь никаким эмоциям. Это значит, есть заинтересованные лица во властных структурах.

Никсдорф: Мы, наоборот, сейчас пытаемся об этом всем сказать.

Ташиев: Заинтересованных лиц во властных структурах, которые каким-то образом связаны с этим телекомом “МегаКом”, я не знаю.

Никсдорф: Там деньги огромные, конечно.

Ташиев: Да, там они связаны, это понятно. Они подумали, что это никто не будет знать. Завтра узнают те же властные структуры, сколько получали, откуда и когда получали.

Никсдорф: Так самое смешное, что буквально вчера предлагали казахстанским инвесторам. Сегодня представитель инвестиционного фонда сказал: «мы не хотим покупать ворованное имущество, потому что вчера вы пытались предложить купить 49 процентов акций ЗАО «Альфа Телеком». Они так громко об этом говорят, а наши делают вид, что это не так.

Ташиев: Я вам сейчас приведу не очень хороший пример. Наша страна, наше руководство живут рекламой. В нашем обществе они пытаются обмануть чувства людей. Своими безответственными заявлениями и безответственными действиями стараются привлечь к себе внимание людей. Это неправильно. Я скажу о 9-процентных кредитах сельхозпроизводителям. Об этих кредитах говорили целых два месяца, данная реклама не сходила с экранов госТВ. Все говорили: приходите и получайте. Один мой один знакомый приехал из дальнего зарубежья. Посмотрев рекламу, сказал: вот вы молодцы, хорошо, государство рекламу дает, помогает своим гражданам, дает 9-процентный кредит.

Никсдорф: Доступно получается?

Ташиев: Людям говорят, смотрите рекламу, государство кредит 9-процентный выдает, люди получают. А теперь результаты посмотрите. Сегодня из этого миллиарда, выделенного государством, даже если разделить по айыл окмоту, то получается, что каждый айыл окмоту – у нас их всего 456 – получат по двести тысячи, а в каждом айыл окмоту проживают от 3–5–10 –30 000 тысяч человек. Если 200 тысяч разделить на 20 тысяч сомов, то получается 10 человек. Если все-таки этот миллиард полностью выдадут. А на сегодня выдано всего 300 мл сомов, то есть выдана всего 1/3 часть. Значит, из 10 сокращаем 1/3, получается, что всего три человека получат. Короче говоря, государство просто-напросто такими своими кредитами обмануло народ. Это была всего лишь только реклама. В нашем государстве сидят сейчас такие руководители, которые  сейчас временные. Это может подействовать на 3 месяца, на полгода, на год. Это такой рекламой живут. Запросите сейчас результаты у государства, правительства, сколько человек получили 9-процентный кредит? Всего-навсего 30 процентов.

Никсдорф: Кстати, Минфин 300 миллионов убрал из этого миллиарда и обосновал тем, что люди сами не хотят брать.

Ташиев: Это была всего лишь реклама, просто объявили, что будут выдавать 9-процентный кредит. И всё. Далее. Где их дешёвая электроэнергия, которую они обещали? Это тоже рекламный трюк. Скоро люди начнут спрашивать, где всё, что было обещано. Я скажу так: нужно перестать обманывать людей. Хватит.

Степанюк: Ахматбек Келдибеков неоднократно повторяет, что у него якобы есть видео того, как изымают бакиевские деньги из банковских ячеек. Вы видели это видео?

Ташиев: Вы думаете, что он каждый раз показывает это видео! Я слышал, что у него есть такой компромат. Но он ни разу это видео не показывал. Я лично не видел.

Никсдорф: Вот спрашивают, правда ли, что юг Кыргызстана не подконтролен центральной власти? Если да, то кому подконтролен?

Ташиев: Жители юга пережили страшную трагедию, они пропустили эту боль через себя. Но власти имущие не чувствуют это так остро. Для них все случившееся просто недоразумение. Поэтому люди не доверяют нынешним властям – ни президенту, ни правительству. Если доверяют властям 5 процентов, это хорошо. А остальные 95 процентов населения юга не доверяют. Поэтому неподконтрольны. Такого отрицательного показателя у нас никогда не было ни при одном режиме. Ни при Акаеве, ни при Бакиеве такого не было. Ни одного президента так не воспринимали. При Бакиеве, может, и было недоверие и какие-то недовольства на 50-60 процентов, но чтобы 95 процентов – такого не было. На самом деле юг не подконтролен властям. Люди ждут и никому не доверяют, они сами себя контролируют.

  • Обновлено
    29.06.2011

  • Просмотры: 57828

Комментарии  

 
# adalinka 27.09.2011 16:24
вообще супер Ташиев это он остановил всю войну короче говоря...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Кок жал 13.10.2011 00:08
Кудайдын кулагында, пенденин оозунда дейт кыргызда. Жалпы кыргыз эли кудайдан тилеп жатып, жараткан озу токтотту ошол каргашалуу согушту. Ташиев эмне кудай болуп кетиптирби? Кыйын болсо анын эмнеге Сулаймановдон парламентте кечирим сурады. Андай кыйын чечен болсо тили менен чечпейби? Бир дунган жигитинен кечирим сураган немени президент кылып, жалпы кыргыз элин шерменде кылалы дегене турасынарбы? Намысынар кайда кеткен КЫРГЫЗДАР? Супер Ташиевинерден сурагылачы Бишкектеги штабы (ул.Киевская 74)турган здания мурун кимдики экенин? Ал зданияга кантип ээлик кылып калдын деп сурагылычы?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Канат 05.10.2011 09:22
Ташиев всегда делал акцент на южан и всегда поднимал своих южан, если власть отказывался слушать его мнение и его личные амбиции, хотя на седняшний день его рейтинг на юге уже паадает, поскольку южане понили, что он ни чем не отличется от других коррупционеров. Он никогда не думал о народе, он такой же коррумпированны й пробакиевец, как его единомышленники по партии "Ата-Журт". Он всегда разделял Кыргызстан на юг и север. Его уровень интелекта, как у простого бизнесмена, который торгует на базаре. Такой человек просто не сможет поднять страну, а наоборот еще хуже зогонить в его тупик. Я не верю ни одному слову этого человека.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алик 16.11.2011 14:31
С Канатом согласен. Из него получился бы хороший торгаш, не более. Он не блещет умом и интеллектом. Может во время тренировок боксом, как он любит всем напоминать, он получал много тумаков по голове от соперника, и теперь всё это отражается на его умственных способностях?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# мира 27.10.2011 14:01
А я верю ему,и то что он сказал все правильно!Он настоящий патриот своего народа!!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Айдар МПКР 30.10.2011 21:50
Да я согласен но я хочу чтобы он обещал что поймаеть виновников 7-апрелья !!!! Да он патриот своего народа !!! 10-июнья он был в оше и остановил войну !!!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алик 16.11.2011 14:44
Он так обещал, чтобы получить поддержку от пострадавшего народа, играя на их горе. Но до сих пор почему то не сделал. Если есть доказательства, пусть предъявит обществу. Многие тогда пожмут ему руку и попросят прощения за несправедливое обвинение. Но думаю, он не сделает этого, потому что не сможет, Бакиевы далеко, а Жаныш, главный виновник трагедии, скорее застрелится, чем попадет в руки народа. Бакиев Курманбек, как и Акаев, был пластилином в руках своих родственников, в частности, Жаныша и Максима.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Oleg Ch. 16.11.2011 10:38
Канат прав, Ташиев не блещет умом, это уже поняли даже братья-южане. Может он, когда занимался боксом, как он говорит, много получал по морде, и все это теперь отражается на его здоровье, в частности, в умственных способностях?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# АЙДАР МПКР 22.11.2011 18:45
Эй правительства вы все обешали найти бакиева и их родных !!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Ырчыгул 05.12.2011 09:36
Ушинтип Ташиев дагы саясаттагы таштандыга айланды.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Ырчыгул 05.12.2011 14:32
Бирок өзү сезген жок..
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Айдар МПКР 27.12.2011 20:05
ауу правительство решите проблем о 7-апреле когда найдете виновников апрельских событий сидите тама и хаваете бабло "!!! это всем косается !!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Аскар Акаев 03.03.2012 06:00
южани деп калчылдабагылач ы! тундук гавнолор
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Аскар Акаев 03.03.2012 06:03
ташиевке коп асылбайле койсонор ташиевтен башка эч ким 7 апрельдин акырына жете албайт ташиев 7 апрельде ким кунолу экенин акырына жетет
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# рустам 06.03.2013 20:48
Господин Ташиев я Вас уважаю только за то, что Вы
как никто преданы своему хозяину Бакиеву и никогда не предавали.Даже тогда, когда в ЖК решалась судьба Бакиева Вы единственный кричали и махали кулаком выражая свою солидарность с Бакиевым!Только Вы забыли что кроме хозяина есть народ!Говорят вы защитили народ в ошских событиях.
Это неправда Вы туда поехали поддержать Бакиева в отделении юга от севера.Но видя,что народ бакиева не поддерживает Вы быстро переметнулись в сторону народа.Это точно!!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

SR Total Counter v1.2